У истоков вечных ценностей

Долгов Константин Михайлович – д.филос.н., профессор, заслуженный деятель науки России, главный науч- ный сотрудник Института философии РАН.
 
 

 

Я с большим интересом прослушал два предыдущих доклада. Я думаю, они вызовут серьёзные размышления, может быть, споры, потому что поставлены серьёзные вопросы. И всё это восходит к нашему выдающемуся теоретику советской этики, который в трудных условиях сумел поставить ключевые нравственные проблемы и осмыслить их по-своему, оригинально, основательно, – А.Ф.Шишкину. Это один из классиков не только советской, но и современной российской этики.
Когда я работал в журнале «Коммунист» в качестве консультанта отдела философии и культуры, я заказывал Шишкину не одну статью. Мы с ним много беседовали. Это был исключительно интересный человек, интеллигентный, умный, умеющий слушать другого, а не только высказываться. Это качество отличает интеллигентного человека: он видит в другом человеке своё alter ego и относится к нему так же, как к самому себе. Это была совершенно поразительная личность.

Теперь я хотел бы обратиться к вопросам этики и культуры или культуры и ценностей немного с другой стороны, со стороны архаики. Потому что нам кажется, что если это современность, если это ХХ – ХХI вв., то это чтото самое современное, самое развитое, самое высшее достижение. На самом деле я склонен оценивать эти вопросы скорее наоборот. Я бы согласился с такими мыслителями, как Мартин Хайдеггер, что человечество за свою тысячелетнюю историю, за две, пять, шесть тысяч лет не столько развивалось, сколько по ряду основополагающих проблем деградировало. И это не просто какие-то слова. Это очень серьёзно и очень важно. Здесь только что шла речь об армии. О том, что главное – человек. Так это было известно с древнейших времён. Почитайте военные трактаты – древнекитайские, древнегреческие, древнеримские. И вы увидите, что это всё обсуждалось именно с этой точки зрения. Я сам служил на флоте. Почему на флоте служба была 5–6 лет? Потому что, чтобы подготовить настоящего специалиста на флоте, его нужно учить 2–3 года. А потом он будет служить как специалист 3 года. Это всегда было известно. Суворов всегда говорил об этом: все решают простые люди, солдаты. Это неизвестно только современным политикам, современным генералам, адмиралам и маршалам. Что же такое культура и ценности? Делоне в формальных определениях. Существует 500–600 определений. Это не важно, важна сущность. Обратимся к древним, например к шумерской цивилизации, там была потрясающая культура, все основные положения, потрясающее образование. Я думаю нынешнему министру надо позаимствовать из системы шумерского образования, как надо образовывать современную молодёжь. Возьмите Древние Китай и Индию, и вы везде найдёте одни и теже ценности. Какие именно? На первом месте стояла ценность истины. И в этой ценности
были сконцентрированы все основные смыслы и измерения остальных сторон человеческой жизнедеятельности. Вторая ценность – добро. Третья – красота. Четвёртая – любовь. И далее – милосердие, свобода и т.д. Это было во всех древних и в последующих цивилизациях.

Здесь не столь важно, в каком порядке их расположить. Это была единая система высших человеческих ценностей. Она разрабатывалась сама в разных религиозных и даже атеистических (буддизм) системах. Буддизм – это не религия, это культура. Сам Будда выступал против религии, против всяких богов и т.д. Но дело даже не в этом. Мы должны понять, что ценности возникали, конечно, наразных этапах у разных народов, по-разному
формировались, но они всегда у всех народов были одни и те же – истина, добро, красота, любовь и т.д. И, конечно, их антиподы – ложь, зло и т.д. Мы должны понимать, что состав- ляющие становой хребет культуры ценности лежат в основании любой политики, любой деятельности. Если этого нет, то никакая по- литика, никакое государство, никакие право- вые системы, никакие конституции не имеют права на существование. Культура и её высшие ценности – это основа для любых институтов, любой деятельности.

Если взять древних греков, то у Платона все высшие ценности обсуждаются одна за другой. Аристотель уже пишет «Политику», в которую он включал очень многое, и конечно высшие ценности, а также ценности, которые на них основывались, например рассудитель- ность. Он также пишет отдельно «Этику», ведь это неслучайно. И эта «Этика» сыграла колос- сальную роль, хотя, возможно, она была напи- сана с некоторым опозданием: к этому времени многие полисы либо уже разложились, либо стали разлагаться. И мы видим все эти выс- шие ценности. Это не Ленину принадлежит, у Конфуция: «Человек должен учиться, учиться и учиться». Всю жизнь учиться. Зачем? Чтобы постигнуть высшие ценности – истину, добро, красоту, любовь и т.д. и руководствоваться ими в своей жизни. Так везде формировались рели- гиозные и философские заповеди, потому что конфуцианство – это не религия, а философия, то же самое у Будды.
Современные конституции даже смешно сравнивать с этими заповедями. Заповеди на- полнены колоссальным содержанием. А консти- туции – это что-то худосочное, неслучайно они живут 10–20 лет. В советское время было пять или шесть конституций. И сейчас конституция у нас уже устарела. Поэтому нравственность, здесь об этом уже говорилось, это не что-то формальное. И не так важно определить, что такое нравственность. Её трудно определить. Как вы определите, в конечном счете, понятие «долг»? Совесть ещё труднее определить. Вся категориальная система этики, я здесь согла- сен с Абдусаламом Абдукеримовичем, она, по существу, неопределима. Но в то же время она более объективна, чем многие материальные объективные вещи и даже более осязаемые для любого человека, для любого общества.

Более того, нравственность и этика всегда были на первом плане, поэтому в заповедях всё сведено к следующему: не укради, не убий, не лжесвидетельствуй и т.д. Но здесь уже поворот. Не так, как в египетской «Книге мертвых». Я не делал этого, не делал этого... А «не лги»! Это уже логос. Это уже голос высшего существа или голос неба. Это голос союза неба и земли, голос всего космоса. Это уже другая, более высокая ступень сознания и осознания человечества. И в этом смысле мы должны относиться серьёзнее к тому, что было, что есть и что будет. Мы не должны думать, что 5–6 тыс. лет до н.э. жили более примитивные люди. Скорее наоборот. Более развитые, более утончённые, более глу- бокие во всех отношениях, и прежде всего в отношении к нравственности. Потому что лю- бое отступление от нравственности каралось смертной казнью. Почему? Потому что речь шла о выживании человечества, о выживании племён, народов. Конечно, оружие было все- гда, но всегда самым сильным оружием было формирование нравственности. А это связано со многими вещами, о которых мы порой за- бываем. Например, учёность, наука. Её нельзя рассматривать без святости. Высшие ценности располагаются на высшем духовном уровне. Учёность – это не всегда святость, но святость– это всегда высочайшая учёность.

И то же самое относится и к вооружённым силам. То же самое относится к высшему уни- верситетскому образованию. И создание ка- федр богословия в университетах (уже более 30) совершенно не поможет делу. Потому что ещё нет такого количества настоящих богословов. Мы все видим, как Россия и другие страны ска- тываются к варварству. Люди становятся более злыми, более жестокими, более нетерпимыми. И это страшно, потому что человек, лишённый ценностей культуры, это уже почти не человек. У нас всё направлено на обогащение, а где же ценности, без которых нет и не будет человека? Всё определяют образование и культура, а не какие-то технологии. Простой пример: поче- му провалились все наши реформы, начиная с 1990-х гг.? Потому что не было выработано ни у народа, ни у правящего слоя отношения к высшим человеческим ценностям как к правед- ному пути, с которого нельзя сходить, не была выработана высочайшая духовность.

В этой связи мы должны благодарить про- фессора Шишкина за то, что он писал в тех труднейших условиях. Я свидетель, что его ста- тьи в журнале «Коммунист» оказывали огром- ное воздействие и на многих людей, и на всё общество, его сознание и самосознание.