Человек: мифы и реальность

Силантьева Маргарита Вениаминовна – д.филос.н., профессор кафедры философии МГИМО(У) МИД России.
E-mail: vestnik@mgimo.ru
Силантьева Маргарита Вениаминовна

 

Вся статья: 

Вынесенное в заголовок моего выступления обращение к излюбленным формулировкам фантастов ХХ в., разумеется, неслучайно. Да и «классические» философские тексты «эпохи постмодерна» («Мифологии» Р. Барта, «Символический обмен и смерть» Ж. Бодрийяра и «Общество спектакля» Г. Дебора) ставят на философском уровне вопрос об имитации как основном способе существования современной цивилизации. Цивилизации, скрепленной в своем социокультурном единстве мифологемами производства и потребления в глобальном масштабе, социальной роли информации в этом процессе и ее влияния на «нового человека» – «пост-человека».

Миф – также ключевое слово современных исследований в области истории, психологии, религиоведения, искусствознания, лингвистики… Список можно продолжить. Ясно одно: формат идеолого-организационного единства социума действительно определяется сравнительно устойчивыми социокультурными матрицами, самовоспроизводящимися при всех инновационных трендах (точнее, неизменно инкорпорирующими такие тренды). При всех (кажущихся экстремальными) разновидностях ценностных и поведенческих модернизаций, по сути, в обществе не возникает ничего нового.

Косвенным показателем этой «старой истины» выступает тот факт, что для всех модернизационных «извращений» в культуре находятся слова – от «содомии» до «прогресса». Любой «новояз», фабрикуемый по поводу радикально новых событий («спутник», «космонавт», «нанотехнологии» и т.д.) оперирует (по крайней мере, пока что) понятными с аналитической точки зрения конструктами либо обращается к богатому словарю культуры, наработанному ею в течение тысячелетий.

Коль скоро речь зашла о понятиях, хочу вступиться и за понятие «человеческий капитал». Ведь если оно столь серьезным образом вошло в научный лексикон, значит, как минимум, оно что-то называет. Какой феномен выражает себя через данное языковое выражение? Прежде чем в буквальном смысле «исправлять имена» (как это любят делать в погоне за истиной представители «точного» социогуманитарного знания), стоит, по-моему, обратить внимание на реальность, этими именами названную.

Итак, что же называет имя «человеческий капитал»? Сущность капитала, выделенная еще К. Марксом, – отнюдь не его форма, денежная или иная материальная. По Марксу, она потому и «таинственна», что абстрактна. Это – «способность к самовозрастанию». Если брать понятие «капитал» в экономике в марксовом смысле, оно ничем не хуже ницшеанского концепта «сверхчеловека» как концентрата главной особенности жизни – «воли к власти» (то есть опять же способности к самовозрастанию и самоусилению). Подобная «вирусная» теория жизни, как известно, пересекается со средневековым учением о люциферианском «фрагменте истины», который, замкнувшись, начинает «работать сам на себя», тиражируя собственную фрагментарность и претендуя таким образом на «полноту» – свойственное ему «заполнение онтологических пустот» экстенсивным способом.