Национальный человеческий капитал и будущее России

Михаил Алексеевич Мунтян – д.и.н., профессор, шеф-редактор журнала "Вестник МГИМО-Университета" 
 
 
Мунтян Михаил Алексеевич

 

Вся статья: 

Должен признаться, что я собирался выступить на чтениях с несколько иной темой, но начавшаяся в предыдущих выступлениях весьма содержательная и интересная дискуссия по воистину энциклопедическому многотомнику А.И. Подберезкина изменила мои намерения. Тем более что мне еще раньше, чем задумывались нынешние чтения, удалось ознакомиться со всеми тремя изданными Алексеем Ивановичем томами и проспектами готовящихся к публикации еще двух, и, воздавая должное их новаторскому характеру и актуальности, я даже написал большую положительную рецензию.

И это несмотря на то, что, воспитанный на протагоровском постулате о «человеке как мере всех вещей», я был и остаюсь противником измерения его пусть и человеческим, но капиталом. Ведь, по Марксу, капитал – это прежде всего деньги, «делающие» еще большие деньги, или более расширительно – это ресурсы, способные создавать самовозрастающие стоимости в хозяйственно-рыночных оборотах и циклах. И остался верным оценке Протагора не потому, что она льстила моему человеческому самолюбию. Я изначально был настроен против «человеческого капитала» как образца избыточных терминов, которыми социальная теория обогащается всегда, когда она неспособна расшифровать новые вызовы истории, проявляющиеся еще только в виде протуберанцев разного рода кризисов и общественных катастроф. Неслучайно даже ревнители «человеческого капитала» как его синонимы используют сплошь и рядом такие понятия, как «человеческий потенциал», «человеческий ресурс», «человеческий фактор».

И моим союзником в обосновании такой позиции стал один из крупнейших футурологов современности Э. Тоффлер. В своей книге «Третья волна» он писал о двухсекторности «научной экономики» или «экономики знаний» постиндустриальной эпохи, в которой из капиталистической рыночной экономики должно быть выведено производство самого человека, ибо эта сфера не может подчиняться законам и закономерностям рынка, преобразуя «экономического человека» в «Homo ingenius».

В 2006 г. появляется написанная Тоффлером вместе с женой Хейди книга «Революционное богатство», в которой авторы попытались осмыслить социально-экономические перемены, случившие в мире после выхода в свет «Третьей волны». И в ней, словно наперекор господствующим в настоящее время в политике и науке тенденциям, авторы рассуждают о подрыве рыночных отношений в процессе развития самого капитализма, что ведет к возникновению «революционного богатства» – преобразующих человеческий мир «неощутимых», нематериальных благ. По своей природе эти блага не могут быть приватизированными, так как никакие законы об охране интеллектуальной собственности не могут помешать их Национальный человеческий капитал и будущее России транснациональному распространению и использованию, ибо они связаны с процессами «по ту сторону сферы собственно материального производства». Тоффлеры в этой связи заключают, что «просьюмеры» (соединенные воедино производители и потребители одних и тех же нематериальных в основном благ) создают огромную часть «революционного богатства», без которого сегодня эффективной не может быть никакая рыночная экономика.