Проблема трансформации системы ценностей в современном японском обществе

Изотова Надежда Николаевна – кандидат культурологии, старший преподаватель кафедры японского, корейского, индонезийского и монгольского языков МГИМО(У) МИД России.
 
Изотова Надежда Николаевна
 

 

Вся статья: 

Япония всегда отличалась особым отношением к традиционным ценностям. Особенности её географического положения позволили ей, с одной стороны, широко воспринять культуру Восточной Азии, с другой – в полном объёме сохранить свою национальную самобытность. При этом воспринятая континентальная культура, изменяясь и перерабатываясь, приобретала специфический японский колорит. В истории страны можно отчётливо проследить смену бурного проникновения зарубежной культуры периодами резкого сокращения масштабов такой интервенции, когда накопленный культурный материал подвергался естественному усвоению, осмыслению и переработке. «Япония, географически относясь к Азии, с точки зрения истории культуры не абсолютно азиатская страна; как это ни странно на первый взгляд, можно сказать, что она близка Европе», – писал японский философ–идеалист Кояма Ивао в работе «Культурная типология», вошедшей в сборник «Душа японской нации». По мнению автора, своеобразие восприятия японцами иностранной культуры возникло благодаря ритмической смене периодов культурного общения Японии с зарубежным миром и периодами её культурного затворничеcтва. «Заморская культура всегда воспринималась японцами как мировая и как идеальная культура», – подчёркивал Кояма. Особенностью японской нации, не встречающейся у других народов, Кояма считал «инициативное и непрерывное развитие, но при этом консервативность; восприятие и создание нового и в то же время сохранение старого; мирное совмещение старого и нового».

О японцах часто пишут как о народе, стремящемся к самоанализу и самопознанию. В Японии даже сложился особый исследовательский жанр – «Нихондзин рон» (теории о японцах) и «Нихон бунка рон» (теории о японской культуре). История «бумов Нихондзин рон» началась с ростом национального самосознания в период борьбы за пересмотр неравных договоров с европейскими державами в конце эпохи Мэйдзи. У истоков «Нихондзин рон» находятся две классические работы японского философа Миякэ Сицурэй «Правдивый, добрый и красивый японец» и «Лживый, страшный и злой японец», в которых можно обнаружить схематически намеченные две основные модели «Нихондзин рон»: «модели теории превосходства» и модель «теории недостатков» японского народа.