Дискуссия о реализации возможностей воздействия Генерального секретаря на процесс принятия решений Совета Безопасности ООН

Владислав Александрович Плотников – к.полит.н., м.н.с. Международной лаборатории экономики, управления и политики в области здоровья Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». E-mail: va.plotnikov@hse.ru.
 
 
Дмитрий Геннадьевич Новик – аспирант кафедры американских исследований Санкт-Петербургского государственного университета, ведущий специалист Управления международного сотрудничества Северо-Западного института управления РАНХиГС. E-mail: novikdg@gmail.com.
 
Вся статья: 

В представленной статье рассматривается проблема взаимоотношений между главным должностным лицом ООН – Генеральным секретарём, и центральным органом структуры Объединённых Наций – Советом Безопасности. Природа роли Генерального секретаря является двойственной с самого момента создания ООН. С одной стороны, Генеральный секретарь возглавляет Секретариат – орган, выполняющий технические и вспомогательные функции по отношению к прочим Главным органам ООН. Именно в таком качестве пост Генерального секретаря изначально видели инициаторы создания ООН. С другой стороны, в Уставе ООН содержатся положения, которые, при определённой трактовке, дают Генеральному секретарю значительные полномочия, в том числе политического характера. С самого начала деятельности ООН Генеральные секретари старались определить характер этих дополнительных полномочий, закрепить практику их применения. Особую роль среди таких полномочий играют положения статьи 99 Устава, дающей право Генеральному секретарю напрямую обращаться к Совету Безопасности и привлекать его внимание к ситуациям, которые, по его (Генерального секретаря) мнению, могут угрожать международному миру и безопасности. Это своё право ряд Генеральных секретарей реализовывали в ходе различных кризисных ситуаций, возникавших после создания ООН. В статье рассмотрены последовательно конголезский кризис, ситуация с захватом в Тегеране и положение в Ливане, то есть те три ситуации, вынудившие Генеральных секретарей Хаммаршёльда, Вальдхайма и де Куэльяра в явном виде использовать своё право обращения к Совету Безопасности. В статье предпринимается попытка обнаружения инструментов Устава ООН, позволяющих реализацию политических функций Генерального секретаря в дополнение к исполняемым им техническим функциям. Результаты проведённого анализа позволяют сделать вывод о том, что основным таким инструментом являются положения статьи 99 Устава ООН, однако степень активности её использования снижается с течением времени.

Ключевые слова: ООН, Генеральный секретарь, Устав ООН, международная безопасность, Конго, Иран, Ливан, Даг Хаммаршёльд, Курт Вальдхайм, Хавьер Перес де Куэльяр, политические полномочия, миротворчество.

Список литературы
1. Арутюнян Д.Г. Генеральный секретарь ООН и международное право: монография. Воронеж: Институт ИТОУР, 2010. 218 c.
2. ChestermanS. Shared Secrets: Intelligence and Collective Security. Sydney: Lowy Institute for International Policy, 2006. 115 p.
3. Preventing Terrorism? Direct Measures First—Intrusive, Normative, and Personal. Conflict Prevention from Rhetoric to Reality. Vol.2: Opportunities and Innovations. Schnable A., Carment D.(eds.). Latham, ML, Lexington Books, 2004.Pp.307-313.
4. Jensen E. The Secretary-General’s Use of Good Offices and the Question of Bahrain. Millennium, 1985, vol. 14, no. 3, pp. 335–348.
5. United Nations, Divided World: The UN’s Roles in International Relations. Roberts A., Kingsbury B. (eds.).2d ed. Oxford: Clarendon Press, 1993.606 p.
6. Secretary or General? The UN Secretary-General in World Politics. Ed. by S. Chesterman. Cambridge, UK, Cambridge university press, 2007. 280 p.
7. Servant of Peace: A Selection of the Speeches and Statements of Dag Hammarskjöld. Ed. by Wilder Foote. New York, Harper & Row, 1963. 388 p.
8. Trygve L. In the Cause of Peace: Seven Years with the United Nations. New York: Macmillan, 1954. 473 p.