Сталинградская битва и проблема второго фронта

Печатнов Владимир Олегович – д.и.н., профессор, заведующий кафедрой истории и политики стран Европы и Америки МГИМО(У) МИД России. Е-mail: vestnik@mgimo.ru

Проблема второго фронта – одна из наиболее разработанных в отечественной и зарубежной литературе по дипломатической истории Второй мировой войны. Тем не менее, и здесь есть некоторые лакуны, образовавшиеся в результате, с одной стороны – недостаточного знакомства российских исследователей с документами англо-американских архивов, а с другой – вследствие невольного замалчивания «неудобных» из них нашими западными коллегами, которые тяготеют к более приглаженной версии дипломатической борьбы по этому вопросу. Настоящая статья призвана хотя бы отчасти восполнить один из таких пробелов на примере анализа влияния Сталинградской битвы на военно-политические планы союзников.

27 сентября 1942 года, когда ожесточенные бои шли уже на окраинах Сталинграда, в Кремле состоялся обед в честь важного американского гостя – лидера Республиканской партии Уэнделла Уилки. Один из спутников Уилки предложил тост за «безымянного рядового русского солдата, к которому сейчас прикованы глаза всего мира». Сталин добавил, что «русский рядовой солдат решает сейчас судьбу мира» . В личной беседе с Уилки он прямо сказал, что немцы «могут взять Сталинград» . Сталин, записал в своем отчете об этой беседе Уилки, «не делал никаких прогнозов насчет способности России выстоять и со всей определенностью говорил о том, что ни любовь к Родине, ни храбрость солдат сами по себе не могут спасти Отечества, ибо исход сражений определяется числом, уменьем и техникой» . Так что же решалось под Сталинградом не только для нашей страны, но и для всего мира? Для ответа на этот вопрос полезно сравнить огромные военные и политические последствия победы под Сталинградом (которые хорошо известны) с вероятными последствиями противоположного исхода великой битвы (о которых, как и о всяком несостоявшемся в истории, практически не говорится).

Здесь мы вступаем в область альтернативной истории. Неизвестно, были ли у советского командования планы на случай поражения под Сталинградом, но у американского командования, привыкшего просчитывать все варианты, такие планы, как показывают документы военных архивов США, были. Еще в конце июня президент Рузвельт и его главный помощник Гарри Гопкинс начали обсуждать вариант поражения СССР в ходе развернувшегося стратегического наступления вермахта. Материалы этого обсуждения не сохранились, но, возможно, именно оно дало толчок проработке этого вопроса военными, которые к началу августа подготовили для Комитета начальников штабов специальное исследование под названием «Стратегическая политика Объединенных Наций и Соединенных Штатов в случае разгрома России» (КНШ-85).
В нем рассматривался вариант разгрома или «критического ослабления» Красной Армии. Под «критическим ослаблением» понимался развал Восточного фронта и высвобождение хотя бы половины сил вермахта на этом фронте. Любой из этих сценариев, делался вывод, приведет к фатальному геополитическому сдвигу в соотношении сил противоборствующих сторон – «падение России станет катастрофой», которая поставит США в «отчаянное положение». Континентальная Европа будет полностью потеряна для союзников, поскольку ликвидация советско-германского фронта исключит возможность открытия там второго фронта. Единственное, на что тогда могут надеяться союзники – это удержание британских островов, но и там ожидалось резкое усиление прогерманских настроений в правящих кругах страны, падение кабинета Черчилля и возможное заключение сепаратного мира с Германией. Подчинив себе природные и экономические ресурсы СССР, последняя станет практически непобедимой в прямом военном противоборстве.

Крах СССР, прогнозировалось в КНШ-85, отзовется по всему миру:
– движение Сопротивления сойдет на нет;
– Британская империя развалится (за исключением Канады, Австралии и Новой Зеландии);
– в Латинской Америке и на Ближнем Востоке поднимутся прогерманские настроения;
– соединение германских и японских армий на Ближнем Востоке (главный кошмар англо-американских планировщиков) отрежет союзников от нефтяных ресурсов региона;
– США окажутся запертыми в Западном полушарии и перейдут к глухой обороне.

В свете столь мрачных перспектив в докладе даже рассматривалась возможность заключения сепаратного мира с Германией или с обеими ведущими странами «оси». Однако такой вариант был отвергнут, поскольку в таком случае «Соединенные Штаты утратили бы свое положение ведущей державы и в дальнейшем оказались бы перед странами «оси» без союзников». Столь радикальная геополитическая изоляция США, подчеркивалось в докладе, окажет пагубное психологическое воздействие на американское общество. Поэтому для противодействия изоляционистским и пораженческим настроениям Объединенный комитет по психологической войне предлагал заранее подготовить комплекс мер с тем, чтобы «смягчить воздействие подобных испытаний на американскую общественность и подготовить ее к возможности такого поворота в ходе войны» . Думается, что такой сценарий геополитических последствий развала советско-германского фронта был вполне реалистичен, тем более, что американские планировщики не были склонны вообще преувеличивать значение советско-германского фронта и роль СССР в войне. Доклад был одобрен на заседании КНШ 8 сентября 1942 г. Но так как его члены комитета констатировали, что «крах России еще не представляется неминуемым», было решено положить его на полку, сохранив в тайне даже от ближайших союзников – англичан .
У тех, впрочем, были свои, несколько более оптимистичные прогнозы развития ситуации на советско-германском фронте, но и они не исключали вероятности поражения Красной Армии. «Мы считаем, что решительный успех одной из сторон вряд ли будет достигнут к августу, - говорилось в июньском докладе Объединенного комитета по разведке при Комитете начальников штабов (КНШ) под названием «Возможное развитие русской кампании и его последствия», - однако между августом и октябрем события могут достичь своей кульминации. Обе стороны понесут огромные потери…Германское  Верховное главнокомандование к тому времени может оказаться перед выбором: ввести в бой свои последние резервы – даже ценой опасного оголения оккупированных стран в надежде добиться полного разгрома России до наступления зимы, или сохранить свои резервы для отражения растущей англо-американской угрозы на Западе. Грань между успехом и провалом может оказаться очень тонкой, и даже незначительные факторы могут определить, какой из двух противников рухнет первым». Руководство КНШ в целом согласилось с этой оценкой, но отметило ее «слишком радужный для России характер» .
 
Возникает законный вопрос: почему при таких предельно высоких ставках судьбы советско-германского фронта летом-осенью 1942 г. западные союзники не предприняли более активных усилий, чтобы помочь предотвратить возможную катастрофу? Ведь и в упомянутом докладе британской разведки признавалось, что одним из факторов исхода летнего наступления вермахта будет то, «в какой степени немцам придется отвлечь силы (с восточного фронта – В.П.) для отражения угрозы англо-американского наступления на Западе» .

В мае Рузвельт и Черчилль на переговорах с Молотовым, как известно, пообещали (хотя и с оговорками со стороны Черчилля) открыть второй фронт в Европе (операция «Раундап»). Однако в июле на англо-американском совещании в Лондоне англичане  решительно настаивали на отказе от этого плана и даже от операции «Кувалда» – высадки 6-10 дивизий на севере Франции осенью 1942 г. с целью отвлечь хотя бы часть сил вермахта с Восточного фронта. В полемике с англичанами и в отчете для Рузвельта делегация США продолжала отстаивать свою позицию. «Россия – важнейший на данном этапе фактор войны, и поэтому наши расчеты должны строиться в зависимости от исхода нынешней кампании в России, – говорилось в этом отчете, –  Поражение русских армий заставит провести полный пересмотр союзной стратегии. Оно практически ликвидирует всякую возможность разгрома Германии в прямом столкновении и отбросит союзников к перманентной обороне по всей Европе».

Ключевые слова: Вторая мировая война, Сталинградская битва, советско-германский фронт, второй фронт, Сталин, Рузвельт, Черчилль.

Примечания
1. From Moscow to MILID, September 27, 1942 // United States Military Intelligence Reports. Vol.2. The Soviet Union, 1941-1944. Ed. by P.Kesaris. Bethesda, 1984-1985.
2. Запись беседы тов. И.В.Сталина с Уилки, 23 сентября 1942 г. // Сталинградская битва и ее геополитическое значение / под общ. ред. С.Е.Нарышкина, акад. А.В.Торкунова. М.: МГИМО Университет. 2013. С.370.
3. W.Willkie. One World. N.Y., 1943, P.36.
4. Strategic Policy of he United Nations and the United States on the Collapse of Russia, August 7, 1942 (JCS-85) // National Archives,
College Park, Maryland (далее - NA), Record Group (далее - RG) 165, ABC 384, USSR (6-1-42); Measures in Event of Russian Collapse
in 1942. Joint Psychological Warfare Committee, June 1, 1942 // NA, RG 218, Geographic File, 1942-1945, CCS 334 JPWC (3-18-42).
5. JCS 32nd Meeting, September 8, 1942 // NA, RG 165, ABC 384, USSR (6-1-42).
6. The Possible Course of the Russian Campaign and Its Implications, J.I.C. (42) 200 (Final), June 1, 1942, P.10; Hollis to Prime Minister, 5
June, 1942 // The National Archives, Kew Garden, Richmond (далее- TNA), The Prime Minister Office Papers (далее – PREM) 3/395/13.
7. The Possible Course of the Russian Campaign and Its Implications, P.10.
8. Offensive Operations in 1942-1943. Combined Chiefs of Staff Minutes of 28th Meeting, June 20, 1942 // NA, RG 218,Geographical File
1942-1945, CCS 334(5-26-42); Memorandum for the President, July 28, 1942 // NA, RG 165, Top Secret General Correspondence (Entry 15).
9. Memorandum for the President (n.d.) // NA, RG 165, ABC 381(9-25-41), Sec.VII; Notes on the Letter of the Prime Minister to the President
of June 20, 1942 // Ibid.
10. Churchill & Roosevelt: The Complete Correspondence. Vol. 1-3. Edited by W.Kimball (далее - Churchill & Roosevelt),. Princeton, 1984,
Vol.I. P.520.
11. General Ismay, for C.O.S.Committee, 8.11.42. // Churchill Archive, Cambridge University (далее - CHAR), 20/67.
12. Сталин – Майскому, 20 сентября 1942 г. // Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Документы и материалы. М., 1983. Т.1. С.286.
13. Майский - НКИД, 16 июля1942 г. // Документы внешней политики СССР (далее – ДВП), Т.XXV. Кн.2. Тула, 2010. С.58-59.
14. И.М.Майский. Дневник дипломата. Лондон, 1934-1943, Кн.2, ч. 2: 22 июня 1941—1943 г. Сост. Ю.А. Никифоров, Л.В. Поздеева,
О.А. Ржешевский; отв. ред. А.О. Чубарьян. М.: Наука, 2009. С.165.
15. Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время
Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. (далее – Переписка). М., 1957. Т.1. С.54.
16. Литвинов – Молотову, 23 июля 1942 г. // Архив внешней политики Российской Федерации (далее – АВП РФ), ф.059, оп.1, п.368,
д.2568, л.110.
17. Gilbert M. The Churchill War Papers. Vol.III. The Ever-Widening War 1941. London, 2000, P.921.
18. Майский – НКИД, 22 июля 1942 г. // ДВП. Т.XXV. Кн.2. С.75.
19. General Strategy. Review by the British Chiefs of Staff. July 31, 1941 // Library of Congress, H.Arnold Papers, Military Subjects, Box
202; cм. также: А.Данчев. Стратегия непрямых действий // Союзники в войне. 1941-1945. Отв. ред. А.О.Чубарьян, У.Кимбэлл,
Д.Рейнольдс. М., 1995.
20. АВП РФ, ф.06, оп.5, п.28, д.327, л.7.
21. Broad Strategic Concept for Allied Nations (n.d.) // NA, RG 165, ABC 381 (9-25-41), Sec.VII.
22. Churchill & Roosevelt, Vol.I. P.441.
23. Громыко - НКИД, 14 августа 1942 г. // Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
Документы и материалы. М., 1984.Т.1. С.229-230.
24. Churchill & Roosevelt, Vol.I. P.643.
25. Майский – Сталину, 23 октября 1942 г. // ДВП. Т.XXV. Кн.2. С. 298.
26. Churchill to Wavell, 7th October, 1942 // CHAR 20/81.
27. Notes by the Prime Minister on C.O.S. (42) 345 (0) (Final) // TNA, PREM 3/499/6.
28. Сталин – Майскому, 19 октября 1942 г. // Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Т.1. С.294.
29. Ржешевский О.А. Сталин и Черчилль. Встречи. Беседы. Дискуссии: Документы, комментарии, 1941-1945. М., 2004. С. 378.
30. Переписка. Т.1. С.68.
31. Eden to Kerr, 28th September, 1942 // TNA, Foreign Office 954/3A.
32. АВП РФ, ф.059, оп.1, п.369, д.2509, л. 39.
33. Литвинов – НКИД, 13 октября 1942 г.//Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Т.1.
С. 252-253.
34. Российский государственный архив социально-политической истории, ф.558, оп.11, д.257, л.93.
35. Prime Minister to Premier Stalin, 22nd November, 1942 // TNA, PREM 3/393/7.
36. CIGS for Prime Minister, 23rd November, 1942 // Ibid.
37. Memorandum for the President, July 28, 1942 // NA, RG 165, Top Secret General Correspondence (Entry 15).
38. “American-British Strategy”, 30 October, 1942 // TNA, PREM 3/499/6.
39. Ibidem.
40. General Ismay for C.O.S. Committee, 9.11.42 // Ibid.
41. General Ismay for C.O.S. Committee, 29.11. 42 // Ibid.
42. Note by the Minister of Defence, December 2, 1942 //TNA, PREM 3/499/7.
43. Wedemeyer A. Wedemeyer Reports! N. Y., 1958. P.192.
44. Майский И.М. Дневник дипломата. Лондон, 1934-1943, Кн.2, ч. 2. С.227-228.
45. Майский в НКИД, 9 февраля 1943 г. // АВП РФ, 059а, оп.7, п.13, д.6, л.222, 224. Впервые опубликовано в: «Новые документы из
Архива МИД России» // Международная жизнь, 2001. No 8. С.68-70.
46. Kimball W. Forged in War. Roosevelt, Churchill, and the Second World War. Chicago, P.190.
47. The German Military Situation. Report by the Joint Intelligence Sub-Committee, February 15, 1943; The German Military Situation.
Report by the Chiefs of Staff, February 22, 1943//TNA, CAB 66/34.