Национально-культурная обусловленность непрямой коммуникации

Гуревич Татьяна Михайловна – доктор культурологии, к.филол.н., профессор кафедры японского, корейского, монгольского и индонезийского языков МГИМО(У) МИД России. Е-mail: tmgur@mail.ru

 

Преподавателей и политиков, бизнесменов и журналистов – всех, чья деятельность связана с общением и передачей информации, – не могут не интересовать вопросы о путях и способах привлечения внимания людей и воздействия на их сознание. Уже ни у кого не вызывает сомнение то, что человек реагирует не только на произнесенные собеседником слова, но и на целый комплекс моментов, сопутствующих высказыванию. Исследователи пользуются различными подходами для изучения коммуникации, выделяя различные области изучения, исходя из идеи взаимосвязи языка и культуры, полагая, что именно культурные различия играют доминирующую роль в любом коммуникативном акте.

На почве японской культуры под воздействием определенных исторических событий сформировался весьма характерный тип непрямой коммуникации. Под непрямой коммуникацией мы понимаем «содержательно осложненную коммуникацию, в которой понимание высказывания включает смыслы, не содержащиеся в собственно высказывании, и требует дополнительных интерпретативных усилий со стороны адресата». Японская культура  традиционно является культурой домысливания и бесстрастной коммуникации. Склонность к неговорению, «затушевыванию темы», которые весьма раздражающе действуют на западного человека и вызывают его упреки в скрытности и коварстве Востока, вполне дают основание называть Японию обществом непрямой коммуникации. Специфика японской коммуникации имеет вполне объяснимые культурологические резоны.

Высококонтекстность культуры Японии стала причиной, по которой японцы так часто и естественно прибегают к непрямой коммуникации. В общении японцев основной смысл передается не столько за счет его вербализации, сколько благодаря имеющимся сведениям о партнере по коммуникации и различным нюансам беседы, в которых роль контекста выполняют также интонация, голосовые модуляции, паузы, выражение лица и позы говорящих. В японском дискурсе, так же как и в поэзии или живописи, важным является не столько творческий акт создателя произведения, то есть говорящего, его самореализация, сколько посыл к внутренней работе воспринимающего произведение (в диалоге – реплику).

Несмотря на существенные различия культур разных стран Дальневосточного региона с культурологической точки зрения в религиозно-философской традиции этого региона особое значение придается категории «ничто» («пустоты», «незаполненного пространства»). Именно это повышает нагрузку на подтекст, который часто бывает многозначным, что наносит несомненный ущерб собственно тексту. Человеку, воспринимающему мир вовсе не в японских традициях, трудно согласиться с японским лингвистом, которой говорит: «Красноречие заключается в том, чтобы не называть вещи своими именами, именно из этого рождаются недосказанность, полутени, сообщение становится интересным». Или утверждает, что «восточный человек, чем он более велик, тем он менее красноречив».

Как в японской классической монохромной живописи оставляются не тронутые кистью  余地 yochi – «свободные пространства», играющие роль средства более выразительного, чем линия или пятно, так и в японском тексте, как устном, так и письменном, принято оставлять «семантическое пространство» недосказанности, призванное пробудить творческие потенции слушателя или читателя. Немецкий философ и социолог Юрген Хабермас определяет коммуникационное действие как «взаимодействие минимум двух способных говорить и действовать субъектов», которые «ищут взаимопонимания относительно ситуации действия с целью взаимосогласованного координирования своих планов действия, а следовательно, и своих действий». Люди в ситуации коммуникационного действия используют «язык в качестве посредника для достижения полного взаимопонимания», отдавая тем самым языку главную роль в достижении цели коммуникации.

Э. Холл, признавая язык важнейшим средством общения, тем не менее утверждает, что 90% всей информации передается невербально. Японцы же, согласно их собственным исследованиям, вступая в контакт с человеком, лишь 7% информации, играющей роль для успешного продолжения общения, получают из его слов. Исследованием вопросов, связанных с непрямой коммуникацией, занимается паралингвистика.Она изучает факторы, сопровождающие речевое общение и участвующие в передаче информации. Средства, которые принято называть паралингвистическими, могут придать смыслу высказывания самые различные оттенки, вплоть до прямо антонимичного, смыслу, передаваемому вербально.

Ключевые слова: Непрямая коммуникация, передача информации, контекст, дискурс, паралингвистика, фонационные характеристики, кинесика, мимика, неговорение.

Примечания
1. Дементьев В.В. Непрямая коммуникация. М.: Гнозис, 2006. С. 5.
2. Хага Я. Нихондзин но хё:гэн синригаку (лингвопсихология японцев). Токио, 1976 (на японском языке).
3. Танидзаки Д. Понемногу о многом. // «Мать Сигэмото». М.: Наука, 1984. С. 263.
4. Хабермас Ю. Расколотый Запад. М., 2008.
5. Там же: С.11.
6. Hall E. The Silent Language. - New York, London, 1990.
7. Найто К. Дэкиру хито но бидзинэсу мана: (манеры в деловом общении успешных людей). Токио, 2009 (на японском языке).
8. Хабермас, Ю. Расколотый Запад. М.: Весь мир,2008, С.23.
9. Там же.
10. См.: Горохова Т.Н. Контактоподдерживающие слова в японском бытовом диалоге: Автореф. Дис....канд. филол. наук. М., 2011.
11. Резникова Т.Б . Межкультурные кинесические лакуны в коммуникации русских и японцев: Автореф. Дис....канд. филол. наук. М., 2004.
12. Тумаркин П.С.Лексика, фразеология, жест в японской разговорной речи. М.: Восток-Запад, 2004.
13. См.:Манаа то дзё:сики дзитэн (энциклопедия этикета и основных знаний. Токио, 2007 (на японском языке).
14. Гуревич Т.М.Неговорение в японском дискурсе// Восток и Запад. Альманах 2003–2004. Под ред. акад. В.С. Мясникова. М., 2005.С. 299–306.