Положениe в Афганистане и возможная его эволюция в контексте «фактора 2014»

Орлов Александр Арсеньевич – к.и.н., профессор, директор Института международных исследований МГИМО(У) МИД России. E-mail: vestnik@mgimo.ru

 

Приближается 2014 год – новый рубежный момент в современной истории Афганистана. В этот период должна завершиться активная фаза операции Международных сил содействия безопасности в Афганистане (МССБ), созданных в соответствии с резолюцией 1386 Совета Безопасности ООН от 20 декабря 2001 г. В состав МССБ на протяжении одиннадцати лет операции входили представители 50 стран – членов НАТО и ряда государств, не расположенных в Евро-Атлантическом регионе. В качестве примеров назовем Австралию, Новую Зеландию, Иорданию, Малайзию, Монголию, ОАЭ, Сальвадор, Сингапур и т.д. Из бывших советских республик в Афганистан были направлены военнослужащие из Азербайджана, Армении, Грузии, Латвии, Литвы, Украины и Эстонии. С августа 2003 г. командование МССБ осуществлялось Североатлантическим союзом.

Костяк сил МССБ, по понятным причинам, составляют военные США. Именно это государство стало инициатором проведения операции в Афганистане в ответ на серию террористических актов на территории Соединенных Штатов, известных как события 11 сентября 2001 г. Официальными целями операции США в Афганистане были:
– свержение режима талибов;
– освобождение страны от их влияния и разгром обосновавшейся в Афганистане международной террористической организации «Аль-Каида».
Анализ нынешней ситуации в Афганистане показывает, что, несмотря на огромные материальные затраты и понесенные потери (по состоянию на 1 декабря 2012 г. потери МССБ составили 3233 военнослужащих погибшими, из них – 2161 американец), объявленные цели операции в Афганистане так и не были выполнены. Движение Талибан, которое в первые годы войны было серьезно дезорганизовано и, как казалось на определенных этапах конфликта, находилось в шаге от окончательного разгрома, сегодня практически полностью восстановилось как в военном плане, так и организационно. В стране не только не снижается, а нарастает интенсивность террористической активности, причем с использованием смертников, что прежде не было характерно для этого государства.

В Афганистане исключительно высок уровень коррупции среди чиновников нынешнего режима. Боевой дух и выучка афганской армии, сил безопасности и иных правоохранительных структур, напротив, невысоки, хотя, по сути дела, достигнут потолок возможной их численности (около 350 тыс. чел.). Это дает все основания усомниться в том, что они смогут эффективно противостоять талибам тогда, когда наступит, как говорится, «следующий день» (the day after), то есть после вывода МССБ. Остается плачевным состояние афганской экономики, которая многие годы практически топчется на месте и не развивается, что порождает массовую безработицу, моральную депрессию в крестьянской среде и форсирует наркобизнес, фактически побуждая беднейшие слои населения выращивать наркосодержащие растения в качестве единственного средства как-то свести концы с концами. Сегодня на Афганистан приходится 90% мирового производства опиума и героина, а доходы от экспорта наркотиков, естественно, обходящие стороной крестьян и оседающие в карманах наркодельцов, составляют 2,4 млрд долл. США в год, что соответствует 15% ВВП страны . В этих условиях афганская молодежь становится легкой добычей радикальных исламистов, предлагающих им как будто простые объяснения сложных проблем, построенные на основе хорошо известных формул – «белое или черное».

Как и на завершающем этапе пребывания советских войск в Афганистане, на сегодня одной из наиболее актуальных задач является создание афганского правительства, способного самостоятельно контролировать ситуацию в стране. В 2014–2015 гг. в Афганистане должны состояться новые президентские и парламентские выборы. Клан нынешнего президента Х. Карзая, не пользующегося серьезным авторитетом и влиянием в стране, едва ли способен выдвинуть из своих рядов сильного преемника, сопоставимого по своим характеристикам с М. Наджибуллой, правительство которого в течение нескольких лет после ухода советских войск из Афганистана, в крайне неблагоприятных условиях, по сути в одиночку, продолжало удерживать под своим контролем большую часть территории страны и пало только тогда, когда оказалось в полной блокаде, в том числе и со стороны России.

Сегодня ситуация иная. Прежней конфронтации между Востоком и Западом из-за Афганистана, которая стала питательной средой для формирования исламского радикализма, не существует. Все международное сообщество (возможно, за исключением только отдельных его сегментов) заинтересовано в завершении самой продолжительной (на сегодняшний день уже более чем тридцатилетней) войны современной эпохи. Если исходить из принятой у демографов градации, то уже второе подряд поколение афганцев непрерывно воюет, не зная мирной жизни. Как хорошо известно из истории, обычно бывает очень трудно сделать первый шаг от мира к войне. Афганская трагедия со всей убедительностью демонстрирует, что зачастую оказывается намного сложнее выйти из войны, навсегда отказаться от приобретенной привычки каждый день нажимать на курок и твердо встать на мирные рельсы.

Одной из самых серьезных и трудноразрешимых проблем современного Афганистана является то, что за годы войны в нем, по сути дела, полностью разрушен тонкий европеизированный культурно-политический слой населения, на который обычно опиралась афганская власть. Этот слой сложился в эпоху британского колониального господства, сохранился и традиционно доминировал в политической жизни в последующий период независимого существования Афганистана, в том числе и в годы присутствия советского воинского контингента в этой стране.

Примечания
По данным на май 2012 г., из порядка 130 тыс. военнослужащих МССБ около 90 тыс. чел. составляли американцы. Независимая газета. 26 января 2013 г.
Независимая газета. 18 декабря 2012 г.