Тамара Захаровна Черданцева

Романова Галина Семеновна – к.филол.н., доцент, профессор кафедры испанского языка МГИМО(У) МИД России. E-mail: vestnik@mgimo.ru
Дмитренко Вадим Алексеевич – доцент кафедры романских языков МГИМО(У) МИД России. E-mail: vestnik@mgimo.ru

 

Тамара Захаровна Черданцева принадлежит к военному поколению, становление которого происходило стремительно. В жизни
и в науке они достигали высот не благодаря, а вопреки обстоятельствам. Начало войны застало ее в Ленинграде, школьницей. Отец ушел на фронт, а она с матерью и младшим братом отправилась в эвакуацию. Но принять такую пассивную жизнь она не смогла и, сдав экстерном экзамены за десятый класс, несмотря на протесты матери, уехала в Москву. Ей надо было быть в центре событий: сначала Тамара пыталась пойти на радио, в редакцию новостей, но ей отказали, объяснив, что у нее голос минорного тембра и звучит недостаточно оптимистично.

Тогда она решила поступить в Военный институт иностранных языков, который принял,как исключение, юную настойчивую девушку, развил ее характер и во многом определил судьбу. В 1944 г. она уже уверенно владела итальянским и немецким, немного английским и французским языками, понимала по–испански. Остальные приобретенные в военном институте навыки оказались востребованными лишь частично. Весной следующего года их группа была высажена в одном из приграничных районов Италии и Югославии. Но война уже заканчивалась, и самым ярким воспоминанием оказалась оглушительная стрельба, которую они устроили на морском берегу, узнав о капитуляции Германии.

Затем последовало возвращение в Москву, в тот же военный институт, теперь в качестве преподавателя, защита кандидатской диссертации по итальянской филологии. И встреча с будущим мужем – человеком старше и опытней ее, уже очень известным, волею судеб оказавшимся ее студентом. Последовавшие затем десятилетия были наполнены дальними путешествиями, интересной работой, глубоким человеческим счастьем и постоянной тревогой, неотделимой от жизни жены журналиста и разведчика: Афганистан, Чехословакия, Австрия, Китай, наконец, Германия.

В МГИМО Тамара Захаровна вернулась в 1969 г., к концу второго семестра. Хрупкая, обаятельная темноглазая женщина с безупречным вкусом и манерами, она, казалось, умела все:
– выучить даже нерадивого студента; – легко сработаться с любым коллегой; – вести своих и чужих аспирантов; – без страха войти в начальственный кабинет; – много лет быть среди лучших переводчиков– синхронистов страны; – организовывать научные конференции; – писать прекрасные книги, статьи и словари; – участвовать едва ли не во всех филологических

диссертационных советах Москвы; – воспитывать сына и внука; – принять в своей уютной квартирке и вкусно накормить любое количество гостей. Но главный дар Т.З. Черданцевой – редкое по своему благородству уважение человеческого в человеке. И начинающий, и замотанный жизнью преподаватель после нескольких минут разговора обретали уверенность в своих силах. Она умела отругать, не обидев, научить, не тратя времени на мелочи. Все, кому посчастливилось жить и работать рядом с Тамарой Захаровной, обязаны ей многим из того, в чем они состоялись профессионально. Доцент  В.А. Дмитренко познакомился с Т.З. Черданцевой в 1969 г., когда им было поручено вдвоем вести одну группу итальянского языка. Он, недавний выпускник переводческого факультета, инъязовец, преподавал перевод, а она, известный переводчик–синхронист, –лексику. Как полагается старшему коллеге, она побывала у него на занятии, но не сделала ни одного замечания молодому специалисту, что укрепило его веру в себя и дало возможность сразу же установить рабочий контакт. Затем, в ходе повседневного общения, были советы, пожелания, интереснейшие рассказы о собственном переводческом опыте.

В то время кафедра романских языков МГИМО была огромной и заведовал ею выдающийся лингвист, профессор французской филологии В.Г. Гак. В ее состав входили 124 преподавателя, и среди них такие мэтры лингводидактики, как И.Н. Попова и Ж.А. Казакова, авторы знаменитых учебников Л.Л. Потушанская,  Ю.А. Добровольская, темпераментная итальянка А. Муши, две с трудом найденные в Москве экстравагантные преподавательницы португальского языка, а испанская секция вообще была овеяна романтикой, поскольку почти сплошь состояла из шумных бескомпромиссных испанцев, страстно любящих свой язык и далекую родину.

Тамара Захаровна являлась заместителем профессора Гака по науке, а после его перехода в другой вуз была, без сомнений и дискуссий, назначена заведующей. Как сумела эта мягкая, деликатная маленькая женщина объединить вокруг себя и завоевать искреннюю любовь и уважение столь разных и сильных личностей? Как удалось ей не только удержать научную планку, заданную ее предшественником, но и поднять ее еще выше, создав на кафедре атмосферу и традиции постоянного научного поиска, творческой работы, полной самоотдачи и взаимопомощи? Видимо, ответ в том, что она,  будучи очень талантливым человеком, любила талантливых людей и не боялась привлекать их к сотрудничеству, хотя, как известно, руководить талантами совсем не просто, и немало ныне работающих и, увы, уже ушедших от нас маститых коллег могли бы вспомнить яркие эпизоды из своей собственной молодости. Доцент  В.А. Дмитренко вспоминает, как однажды ему было поручено составить учебное пособие по переводу с итальянского, которое к намеченному сроку не было завершено, из–за чего, как было сказано на заседании кафедры, студенты лишились возможности вовремя получить необходимые им знания. Объяснения медлительного автора приняты не были:
«– Я все делаю между делами, учитесь и вы быстро переключаться с одного на другое, – заметила завкафедрой. Это показалось обидным, и месяца полтора мы не общались. И вдруг звонок:
– Вадик, мы с Рецкером делаем словарь, и у меня тут трудности с переводом, у вас наверняка получится лучше, чем у меня, приезжайте.

Я приехал, и нам нечего было выяснять, сразу стали работать. После чая и непременного пирога она сказала: «Я прошу у вас прощенья». И все. За этим последовало сорок лет абсолютного доверия и дружбы».  
Хрупкая завкафедрой была бесстрашным человеком, защищая нас и от гнева начальства, и от подозрений особого отдела, да и от нас самих. В то время это было совсем небезопасно, и многие из нас обязаны ей своим благополучием. Когда тучи над нашей головой сгущались и мы готовы были уйти куда угодно, она говорила: «Вы что, вы в своем уме? Да я им горло перегрызу за вас!» И бесстрашно входила в любой кабинет, хотя и доставалось ей там по полной программе.

«Впервые я, – споминает профессор Г.С. Романова, – то время студентка пятого курса романо – германского отделения, увидела Т.З. Черданцеву на филфаке МГУ в 1971 г., совсем не подозревая, что и в моей жизни ее роль не раз окажется решающей. «Ты видишь эту очаровательную даму в шубке? Это Тамара Захаровна Черданцева, заведующая кафедрой романских языков МГИМО. Говорят, она пришла подобрать себе молодые кадры. Если тебе очень повезет, то и ты сможешь там работать», – сказала руководитель моего диплома, легендарная уже в то время испанистка Э.И. Левинтова.