Зорин Р.Г. Представление доказательств в уголовном судопроизводстве: криминалистические и уголовно-процессуальные аспекты // Мировой судья. 2013 . № 10. С. 9 –12.

Зорин Р.Г. Представление доказательств в уголовном судопроизводстве: криминалистические и уголовно-процессуальные аспекты // Мировой судья. 2013 . № 10. С. 9 –12.

http://www.iuaj.net/node/1448 (сайт МАСП)

Рассматриваются проблемы правового регулирования процедуры представления доказательств в уголовном процессе Республики Беларусь и Российской Федерации. Автором статьи сформулированы предложения, направленные на совершенствование действующего законодательства и правоприменительной практики.

Ключевые слова: уголовный процесс, представление доказательств, актуальные проблемы.

УДК 343.98

Представление доказательств в уголовном судопроизводстве:
криминалистические и уголовно - процессуальные аспекты

Зорин Роман Георгиевич, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета УО «Гродненский государственный университет имени Янки Купалы», Республики Беларусь

Ведя речь о правовой природе и о предназначении представления доказательств, стоит отметить, что оно служит не только средством и способом защиты, но и целям достижения уголовно - процессуальных задач, в целях отстаивания своей процессуальной (гражданской) позиции любым из участников уголовного процесса независимо от его процессуального статуса. Субъекты, имеющие личный гражданско - правовой, уголовно - правовой интерес в уголовном деле, вправе своими действиями отстаивать свои законные права и интересы, а значит и существенно влиять на ход и исход уголовного процесса. Представление доказательств является одним из этапов доказывания, а также и эффективным рычагом воздействия, обеспечивающим возникновение, изменение, прекращение правоотношений. «В отечественной уголовно - процессуальной науке внимание акцентируется на следующих аспектах доказывания : доказывание – познание, доказывание – коммуникация, доказывание - удостоверение, доказывание - обоснование[1]. В рамках представления доказательств, следует констатировать, возможное, а в отдельных случаях и обязательное присутствие всех вышеуказанных аспектов доказывания. Следственное действие есть предусмотренный уголовно - процессуальным законом вид познавательно - удостоверительной деятельности компетентных должностных лиц, ведущих уголовный процесс, по собиранию, проверке, оценке и использованию доказательств в целях достижения задач уголовного судопроизводства. Представление доказательств как нельзя лучше отражает сущность, предназначение следственного действия, обладает всеми его признаками и свойствами.

«Представление доказательств является важным каналом получения доказательственной информации, но в уголовно - процессуальном законодательстве отсутствует детальная регламентация порядка получения от граждан предметов и документов».[2] «Под представлением доказательств понимается добровольная передача лицом предметов или документов, относящихся к делу, и здесь нет оснований говорить, что человек принуждается к определенному поведению, так как в основе его поступков лежит познанная необходимость».[3]

О представлении доказательств как самостоятельном процессуальном действии пишут В.А. Пономаренков и В.И. Федоров, которые в частности, подчеркивают, что «представление предметов и документов как способ собирания доказательств на предварительном и судебном следствии имеет одинаковую внутреннюю организацию, выполняет одни и те же познавательные функции, преобразует предметы и документы в доказательства в процессуальном отношении. Представление доказательств является самостоятельным и полноправным способом собирания доказательств, нуждающимся в четком правовом регулировании, состоящем в добровольной передаче лицом предметов или документов, относящихся к делу. В ходе представления доказательств должен составляться протокол представления доказательств и документов. [4] [5]

Так, обвиняемый (ст. 42 УПК РБ), подозреваемый, защитник (ст. 48 УПК РБ), потерпевший (ст. 50 УПК РБ), гражданский истец (ст. 53 УПК РБ), ответчик (ст. 54 УПК РБ), законный представитель (ст. 57 УПК РБ), представитель потерпевшего, гражданского истца и ответчика (ст. 59 УПК РБ) имеют право представлять доказательства в уголовном процессе. В соответствие со ст. 103 УПК РБ «Защитник вправе представлять доказательства и собирать сведения, необходимые для защиты прав подозреваемого, обвиняемого и оказания им юридической помощи, путем опроса физических лиц, а также запрашивать справки, характеристики и иные документы или их копии; запрашивать с согласия подозреваемого, обвиняемого мнения специалистов для разъяснения возникающих в связи с осуществлением защиты вопросов, требующих специальных знаний. При этом защитник не вправе оказывать незаконное воздействие на лиц при получении сведений в интересах защищаемого им лица»[6]. Свидетель правом представления доказательств не наделен.

О.В. Колесникова в свою очередь совершенно справедливо отмечает : «Праву заинтересованных лиц представлять доказательства должна соответствовать обязанность органа ведущего уголовный процесс, принять эти доказательства. В отличие от следственных действий, проведение которых четко регламентировано УПК, основания и порядок представления доказательств, в том числе и до возбуждения уголовного дела, форма закрепления этого действия и его результатов законом не определены. Неясно, каким документом оформляется представление доказательств, какими правами и обязанностями наделены следователь и другие лица в связи с представлением предметов и документов и т.д. Очевидно, что следственным данное процессуальное действие не является, хотя направленность его на собирание доказательственной информации несомненна. При изучении уголовных дел иногда невозможно понять, откуда в материалах появились тот или иной предмет или документ, кем они представлены. В некоторых случаях о приобщении к материалам уголовного дела документа или предмета говорится в объяснении того лица, которое представило доказательство».[7] Правовая оценка хода и результатов представления доказательств в силу вышеуказанных причин значительно осложняется.

Понятно, что его инициатором чаще выступает субъект, изъявляющий желание представить предметы материального мира для приобщения к материалам уголовного дела. В настоящее время, исследуемое процессуальное действие традиционно на практике укладывается в содержание выемки. Причем это происходит независимо от вида следственного действия, в ходе которого возникает желание того или иного субъекта представить доказательство. Все одно. Все увенчается выемкой. И здесь с одной стороны законодатель прав. Ибо без осмотра представленных предметов (доказательств) и приобщения их к материалам уголовного дела здесь никак не обойтись. С другой стороны, регламентируя порядок производства выемки, законодатель, игнорируя процедуру представления доказательств, упускает из поля зрения процессуальную форму, как собственно и ее содержание (если угодно условия и основания полученных результатов). Осуществляя выемку, орган уголовного преследования, сам того не желая, как бы исключает инициативу, проявленную субъектом уголовно - процессуальных правоотношений. И здесь необходимо исходить из поставленных законодателем целей и задач перед следственным действием «выемка». Выемка, как известно, осуществляется в тех случаях, когда органу, ведущему уголовный процесс, заведомо известно какие именно предметы материального мира необходимо изъять, а также, где и кого они находятся. Из смысла заданных условий, инициатива выемки всецело принадлежит именно органу уголовного преследования. В случае представления доказательств вышеуказанные условия по понятным причинам не соблюдаются. Таким образом, в случаях реализации процедуры представления доказательства изначально о выемке и речи быть не может. Подмену надлежащих задач того или иного следственного действия ненадлежащими следует рассматривать в качестве существенного уголовно - процессуального нарушения, равно как и подмена надлежащего следственного действия ненадлежащим является недопустимой.

Условиями производства представления доказательств являются, во – первых, исключительно добровольный характер его выполнения по инициативе заявителя, и второе, о местонахождении предметов материального мира известно исключительно последнему. Данному субъекту должны разъясняться права и обязанности как участнику следственного действия представление доказательств. По всей видимости, он должен предупреждаться об уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных оказаний. Ну, а поскольку избежать сей процедуры мы не можем, значит, данному участнику необходимо предоставить право дачи показаний в ходе процедуры представления доказательств.

В следственной практике автора имел место следующий случай. При расследовании уголовного дела о ДТП законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего представил следователю вне следственного действия световозвращательный элемент от велосипеда, который по его показаниям он же и нашел на месте происшествия в целях приобщения в качестве вещественного доказательства. После первоначального осмотра места происшествия указанный световозвращательный элемент не был обнаружен. Законный представитель по своей инициативе привлек к осмотру места происшествия несколько несовершеннолетних, которые помогали ему отыскивать предметы, могущие выступать фрагментами велосипеда и таким образом имеющие значение для уголовного дела. Из показаний законного представителя следовало, что в результате выполненного им осмотра «катафот» от велосипеда был обнаружен им в районе места происшествия. Вследствие сложившейся ситуации возникла необходимость производства повторного осмотра места происшествия, в ходе которого со слов представителя составлена схема, на которой было отмечено место обнаружения «катафота» от велосипеда. В результате обнаруженный световозвращательный элемент, относящийся к велосипеду потерпевшего, был представлен в качестве доказательства для приобщения его к материалам уголовного дела. Следователь произвел выемку указанного предмета, приобщил к делу в качестве вещественного доказательства и осмотрел его в качестве вещественного доказательства. Данный случай свидетельствует, во – первых, о том, что представление доказательств следует рассматривать в качестве самостоятельного следственного действия. Во – вторых, представление доказательств может осуществляться по инициативе любого субъекта независимо от его процессуального статуса.

О.В. Колесникова предлагает следующую интепретацию нормы УПК, регламентирующую процедуру представления доказательств: «Предметы и документы, имеющие значение для уголовного дела, могут быть представлены организациями, должностными лицами, гражданами, а также органами, осуществляющими оперативно - розыскную деятельность по собственной инициативе либо по требованию органа уголовного преследованию. Представление доказательств состоит в предъявлении органом уголовного преследования требования о представлении предметов или документов либо принятии от организаций должностных лиц граждан или органов, осуществляющих оперативно – розыскную деятельность ходатайства об их принятии, а».[8] «Содержание представления доказательств как познавательного также в принятии представленных предметов или документов приема в настоящее время исчерпывается доставлением объекта (предмета или документа) без предварительного требования об этом. Поэтому представление доказательств включает в себя, кроме непосредственного представления объекта, и ходатайство о приобщении его делу в качестве такового. Лица же не являющиеся участниками процесса не имеют права заявлять ходатайства, а могут ставить вопрос о приобщении объекта путем подачи соответствующего заявления. Без рассмотрения заявленного лицом, доставившим данный объект, ходатайства или заявления и принятия по нему решения, указанный прием теряет свою доказательственную значимость. [9] Полагаем, что представление доказательств должно осуществляться в условиях присутствия понятых, могущих впоследствии подтвердить устанавливаемые признаки и свойства объекта приобщаемого к материалам уголовного дела, равно как и факт их осмотра органом уголовного преследования. В процессе представления доказательств могут участвовать специалист по усмотрению органа уголовного преследования либо по ходатайству заявителя. Производство представления доказательств должно стать допустимым как до возбуждения уголовного дела, так и после его возбуждения.

При этом в нормах УПК необходимо закрепить положение, в соответствие с которым представление доказательств следует отнести к следственному действию, осуществляемому в добровольной форме по ходатайству заявителей независимо от их процессуального статуса. Применение видеозаписи либо фотосъемки выполняется по усмотрению органа уголовного преследования либо по ходатайству заявителя. Необходимо определить процессуальные документы, которые бы способствовали обеспечению соблюдения внешней формы исследуемой процессуальной процедуры. В ходе следственного действия составляется протокол представления доказательств. Лица, представляющие доказательства, обязаны свидетельствовать об обстоятельствах, касающихся их относимости к материалам уголовного дела, а также степени их значения для решения задач уголовного процесса и установления объективной истины.

Данные сведения необходимо закреплять исключительно посредством показаний. При этом устанавливаются следующие обстоятельства:

-время, место нахождения субъектом представленных доказательств;

-условия извлечения с места их обнаружения;

-условия и сроки хранения субъектом обнаруженных им доказательств до момента их представления в орган уголовного преследования;

-круг лиц, которым стало известно о факте обнаружения и представления доказательств;

-иные сведения о фактических данных, способствующие установлению причинно - следственных и пространственно - временных связей между представленным доказательством и обстоятельствами исследуемого криминального события.

«Необходимость расширения содержания деятельности по доказыванию субъектов выявления преступлений неизбежно влечет необходимость изменения ее процессуальной формы. Данный процесс взаимообусловлен и взаимозависим.

Во – первых, в настоящее время расширилось не только содержание, но и количество субъектов данной деятельности которая должна быть облечена в соответствующую процессуальную форму.

Во - вторых, решение поставленных на данной стадии задач зачастую упирается в нехватку процессуальных средств, что ограничивает процесс выявления и исследования систем его отражения.

В – третьих, некоторые предусмотренные в данной стадии средства собирания исследования и фиксации фактических данных носят противоречивый и непоследовательный характер».[10]

На основании изложенного необходимо сделать следующие выводы :

-полагаем необходимым отнести процедуру представления доказательств к категории следственных действий;

-в процессе выполнения следственного действия «представление доказательств» должен быть составлен одноименный протокол;

-в ходе данного следственного действия могут участвовать специалист, эксперт, а также присутствуют понятые.

-участникам следственного действия должны разъясняться их права и обязанности;

-участники следственного действия «представление доказательств» должны быть наделены правом дачи показаний в ходе его производства;

-инициаторами представления доказательств вправе выступать субъекты уголовно - процессуальных правоотношений независимо от их процессуального статуса.

Совершенствование правового регулирования процедуры представления доказательств позволит оптимизировать состязательность сторон, и в целом повысить эффективность и качество уголовного судопроизводства.

[1]Кухта, А.А., Доказывание истины в уголовном процессе : Монография . – Н. Новгород : Нижегородская академия МВД России, 2009 . – С.322.

[2]Попова, Н.А., Вещественные доказательства: собирание, представление и использование их в доказывании – дисс. … канд. юрид. наук – 12.00.09. – Саратов – 2007 – С. 75.

[3]Петрухин, И.Л., Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. , 1985. - С. 12.

[4]Пономаренков, В.А., Проблемы представления и использования доказательств: дисс…. канд. юрид.наук.: 12.00.09. / В.А. Пономаренков. – Саратов – 1998 – С.9.

[5]Федоров, В.И., Значение истребования и представления доказательств для обоснования процессуальных решений по уголовному делу : автореф. дисс. … канд. юрид. наук. 12.00.09. / В.И. Федоров. - Саратов. – 1990 - С.6.

[6] Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 24 июня 1999 г.: одобрен Советом Республики 30 июня 1999 г.: текст Кодекса по состоянию на 3 января 2012г. // Эталон-Беларусь [Электрон.ресурс] / Национальный центр правовой информации Республики Беларусь. – Минск, 2012.

[7]Колесникова, О.В., Представление доказательств на стадии возбуждения уголовного дела / Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы: сб. науч. тр. // ГУ «Центр судебных экспертиз и криминалистики Министерства юстиции Республики Беларусь». – Минск: Право и экономика, 2009. – Вып. 2/26. – С.160.

[8]Колесникова, О.В., Представление доказательств на стадии возбуждения уголовного дела / Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы: сб. науч. тр. // ГУ «Центр судебных экспертиз и криминалистики Министерства юстиции Республики Беларусь». – Минск: Право и экономика, 2009. – Вып. 2/26. – С.162.

[9]Кондратьева, Т.Х., Представление доказательств участниками уголовного судопроизводства: автореф. дисс. … канд. юрид. наук.: 12.00.09.- Краснодар - 2009 – С. 10.

[10] Рубис, А.С. Основы теории криминалистического обеспечения деятельности прокурора в сфере борьбы с преступностью : монография А.С. Рубис . – Минск : Харвест, 2006. – C. 233.

Комментарии

Зорин Р.Г. Представление доказательств в уголовном судопроизводстве: криминалистические и уголовно-процессуальные аспекты // Мировой судья. 2013 . № 10. С. 9 –12.

http://www.iuaj.net/node/1448 (сайт МАСП)