Preview

Вестник МГИМО-Университета

Расширенный поиск

Советская внешняя политика и НКИД СССР в мае 1939 - июне 1941.: новая тактика или стратегический просчет?

Полный текст:

Аннотация

Статья посвящена внешней политике Советского Союза накануне и в первые годы Второй мировой войны. Автор не только рассматривает советскую дипломатическую стратегию в указанный период, но и описывает ситуацию в Народном комиссариате иностранных дел (НКИД) и анализирует результаты действий, предпринятых СССР на международной арене. К 1939 г. Версальско-Вашингтонская система международных отношений фактически завершила свое существование, пройдя через несколько сменявших друг друга этапов. Эти этапы не всегда были синхронны на двух основных политических театрах тогдашнего мира - «европейском» и «дальневосточном».

Об авторе

А. В. Мальгин
МГИМО (У) МИД России
Россия


Список литературы

1. Цит. по: Мир между войнами. Избранные документы по истории международных отношений 1910-х - 1940-х годов / Сост. А.В. Мальгин; отв. ред. А.Д. Богатуров. М.: МГИМО, 1997. С. 202.

2. Там же. С. 201-202.

3. Там же. С. 205.

4. Интересную характеристику британским «умиротворителям» дал президент Ф.Рузвельт на частном обеде с полпредом К.А. Уманским 30 января 1939 года: «Должен сообщить Вам по секрету и прошу не разглашать вне семейного круга: правительство Англии заболело тяжелым психическим заболеванием, среди них повальная эпидемия политического самоубийства. Кто этого не знает, тот ничего в английской политике не понимает» (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 15. Л. 35). К сожалению, эпидемия умиротворения правила бал в британских правящих кругах вплоть до осени 1939 года. Да и позднее ее рецидивы проявлялись в деятельности Н. Чемберлена и Э. Галифакса.

5. Мир между войнами. Избранные документы по истории международных отношений 1910-х - 1940-х годов С. 207.

6. «О внешней политики Советского Союза». Речь В.М. Молотова на внеочередной сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939 г. (Там же. С. 221).

7. Жизненное пространство - нем.

8. Официально назначение В.М. Молотова было оформлено указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 мая 1939 года (см.: ДВП. Т.ХХП. Кн. 1. С. 327). Заметим, что в 1949 году назначение А.Я. Вышинского министром иностранных дел было воспринято как сигнал к завершению политической карьеры Молотова.

9. Цит. по: Шейнис З.С. Максим Максимович Литвинов: революционер, дипломат, человек. М.: Политиздат, 1989. С. 362.

10. Указанные лица прибыли в здание НКИД утром 4 мая и участвовали в своеобразном представлении руководящего состава наркомата В.М. Молотову. Процедура происходила в форме индивидуальных бесед, а точнее - ответов на вопросы прибывших. При этом присутствовал и М.М. Литвинов. Подробнее см.: Рощин А.А. НКИД в 30-е годы // Дипломатический ежегодник. М., 1995.

11. В.Г. Деканозов «в 1939 г. всего несколько месяцев руководил 5-м отделом ГУГБ (внешняя разведка - А.М.)... Разведки он не знал. Это скоро стало ясно всем, в том числе и руководству страны...» (Очерки истории российской внешней разведки. В шести томах. М.,1997. Т. 3. С. 17.

12. Телеграмма генерального секретаря ЦК ВКП (б) И.В. Сталина Я.З. Сурицу, И.М. Майскому, К.А. Уманскому, А.Ф. Мерекалову, Л.Б. Гельфанду, К.А. Сметанину, В.К. Деревянскому, К.Н. Никитину, И.С. Зотову, П.П. Листопаду, В.П. Потемкину, О.И. Никитниковой от 3 мая 1939 года // АВП РФ. Ф. 059. Оп.1. П. 313, Д. 2154. Л. 45.

13. Цит. по: Российская дипломатия в свете мирового и исторического опыта. Ученые записки / Под ред. В.М. Матвеева, И.Г. Усачева; МГИМО МИД России. М., 1996. С. 62-63. Если верить книге Ф.Чуева «Сто сорок бесед с Молотовым» (M.,1991), сам В.М. Молотов говорил, что «у нас централизованная дипломатия... Дипломатия у нас была неплохая. Но в ней решающую роль сыграл Сталин, а не какой-нибудь дипломат» (С. 99).

14. Как писал в своей статье о Вышинском его бывший помощник, известный дипломат, а впоследствии заведующий кафедрой и профессор МГИМО И.Г. Усачев «[Вышинский] не зарекомендовал себя как большой специалист по переговорам, где требуется вдумчивость, умение анализировать, разгадывать ходы противника, видеть пределы возможных уступок с его стороны и чувствовать, где нельзя переходить рубеж» (Усачев И.Г. Последняя роль (воспоминания дипломата) // Инквизитор: сталинский прокурор Вышинский. М.: Республика, 1992. С. 381). Еще более определенно о Вышинском высказывался А.А. Громыко: «Дипломатии он никогда не учился и фактически к ней не приобщился… Я должен со всей ответственностью заявить, что фигура Вышинского: зловещая» (Громыко А.А. Памятное. М.: Политическая литература, 1990. Т. 2. С. 511).

15. Ситуацию, сложившуюся в НКИД с кадрами, М.М. Литвинов подробно изложил в записке адресованной И.В. Сталину 3 января 1939 года: «До сих пор вакантны места полпредов в 9 столицах, а именно: в Вашингтоне, Токио, Варшаве, Бухаресте, Барселоне, Ковно, Копенгагене, Будапеште и Софии. Если не вернется в Тегеран находящийся сейчас в СССР т. Черных, то получится 10-я вакансия. В некоторых из перечисленных столиц не имеется полпредов уже свыше года. Оставление на продолжительные сроки поверенных в делах во главе посольств и миссий приобретает политическое значение и истолковывается как результат неудовлетворительных дипломатических отношений… Благодаря отсутствию полпреда в Бухаресте мы не имеем решительно никакой информации о том, что происходит в Румынии... С Японией нам приходится вести все переговоры через японского посла, ибо наш поверенный в делах доступа к министру иностранных дел почти не имеет... Не лучше обстоит дело с советниками и секретарями полпредств. Имеется свободных вакансий: советников - 9, секретарей - 22, консулов и вице-консулов - 30 и других политических работников полпредств (заведующих отделами печати, атташе и секретарей консульств) - 46.

16. Некоторых полпредов мы не можем вызывать в Москву во исполнение решения ЦК, ввиду отсутствия у них работников (в Афинах у полпреда нет ни одного человека) или таких, которым можно было бы поручить хотя бы временное заведование полпредством. Я уже не говорю о свободных вакансиях ответственных работников в центральном аппарате НКИД. Достаточно сказать, что из 8 отделов только 1 имеет утвержденного заведующего, а во главе остальных 7 находятся врио заведующих. Нет в НКИД, и в особенности в полпредствах, необходимого технического персонала... Со вчерашнего дня пришлось приостановить курьерскую службу, так как 12 курьерам не разрешают выезд за границу до рассмотрения их личных дел.

17. Такое положение создалось не только вследствие изъятия некоторого количества сотрудников НКИД органами НКВД. Дело в том, что, как правило, почти все приезжающие в Союз в отпуск или по нашему вызову заграничные работники не получают разрешения на обратный выезд. Не получают разрешения на выезд за границу также большинство работников центрального аппарата НКИД. Немалое количество работников исключено парткомом из партии в порядке бдительности. Другие устраняются от секретной работы («рассекречиваются»), а следовательно, теряют для НКИД всякую ценность по распоряжению 7-го Отдела НКВД. Подготовленная нами на курсах за последние годы смена также не получает возможности работать за границей. Новых подходящих работников мы за последнее время от ЦК не получаем. Набранные на курсы новые работники смогут стать на работу по окончании курсов лишь через полтора-два года...

18. Можно было бы свернуть полпредскую сеть… Но это даст не очень большую экономию, ибо придется иметь во всех столицах, по крайней мере, консульства. Да и политически вряд ли это удобно, ибо усилились бы толки о нашей самоизоляции и т.п.» (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 2, Д. 2. Л. 4-7).

19. Остается дополнить, что репрессии продолжались, и к маю 1939 года положение стало еще хуже.

20. Дипломатический ежегодник. 1989. М., 1990. С. 499-500. Так, в цитируемых словах начальника ИДУ МИД СССР Ф.Н. Ковалева констатируется: «Установлено, что в 30-е-50-е годы репрессиям подверглись... по крайней мере 44 полпреда и 24 заведующих отделами».

21. Из отчета начальника разведки П.М. Фитина о работе за 1939-1941 годы: «...К началу 1939 г. в результате разоблачения вражеского руководства в то время Иностранного раздела почти все резиденты за кордоном были отозваны и отстранены от работы. Большинство из них затем было арестовано, а остальная часть подлежала проверке. Ни о какой разведывательной работе за кордоном при этом положении не могло быть и речи. Задача состояла в том, чтобы, наряду с созданием аппарата самого Отдела, создать и аппарат резидентур за кордоном» (Очерки истории российской внешней разведки. В шести томах. М.: Международные отношения, 1997. Т. 3. С. 16-17).

22. Институт (сначала курсы) был учрежден в 1934 году, а в 1936 - состоялся его первый выпуск. Из 30 выпускников только 16 были направлены на работу в НКИД (Дипломатический ежегодник. М., 1994. С. 195).

23. Селянинов О.П. Тетради по истории дипломатической службы государств. М.: МГИМО, 1992. С. 131-132.

24. Архивно-справочная библиотека ИДУ МИД СССР. Оп. 33. П. 10. Д. 26. Л. 2-3.

25. Там же. Л. 4.

26. Там же.

27. Там же. Л. 7.

28. Структура Генерального секретариата и должность генерального секретаря в системе внешнеполитического ведомства несколько раз ликвидировались и восстанавливались вновь. После десятилетнего отсутствия они были воссозданы в российском МИДе в 1999 г. В настоящее время в ведении Генерального секретариата находятся секретариаты министра, его заместителей, оперативная информация, информация загранучреждений, генеральная инспекция, вопросы координации и работы Коллегии. Кроме того, ГС руководит работой группой советников министра, Департаментом лингвистического обеспечения и учебными заведениями министерства. В какой-то степени статус генерального секретаря российского МИДа аналогичен статс-секретарю МИД Великобритании. Указанные функции Генсекретариат начал аккумулировать еще в 1939 года.

29. См. воспоминания бывшего помощника главного секретаря А.А.Рощина: Рощин А.А. НКИД в 30-е годы. С. 195-212.

30. Селянинов О.П. Тетради по истории дипломатической службы государств. С. 130.

31. В советской дипломатической практике на тот момент еще не установилось четкого разграничения между дипломатическими «классами» и «рангами». В данном случае правильнее говорить о «классах». Эта правовая неточность была исправлена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 февраля 1981 года, где в цитируемый ниже текст было внесено изменение: слово «ранги» заменено словом «классы».

32. До принятия Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года действовавшие в то время положения Венского регламента 1815 года формально устанавливали, что послами обмениваются только «великие державы» (в 1815 г. это Австрия, Великобритания, Пруссия, Россия и Франция). Впоследствии в число стран обменивающихся послами вошли США, Испания, Италия, Турция и Япония. Обмен послами между другими государствами или другими государствами и «первоклассными державами» в практике 1920-1930-х годов еще требовал специальных двусторонних соглашений. СССР обменивался (данные на декабрь 1945 года) полпредами в «ранге» послов с Афганистаном, Бельгией, Великобританией, Нидерландами, Грецией, Ираном, Италией, Канадой, Китаем, Мексикой, Норвегией, Польшей, США, Турцией, Францией, Чехословакией, Югославией и Японией. ДВП. Т. XXIII. Кн. 2. Ч. 2. С. 631. Док. 802. В 1940 году М.М. Литвинов был выведен из состава ЦК ВКП (б). Меняется стиль общения в самом НКИДе. Вместо привычного при Литвинове демократичного обращения «Дорогой Максим Максимович!» появляется «Многоуважаемый Вячеслав Михайлович!». Пропадает привычное «С тов. приветом», которое зачастую заменяется безликим «Полпред», без указания фамилии. Внешняя политика без самостоятельных и инициативных дипломатов - абсурд. Дипломатия это прежде всего общение. Роль личных контактов, тем более сопровождающихся какими-то неформальными элементами, чрезвычайно важна. Зачастую важную роль играют обычные подарки, которые помогают придать общению необходимую тональность. Так, в письме (почему-то помеченным грифом «Секретно. Лично.») от советского поверенного в делах в Италии Л.Б. Гельфанда секретарю В.М. Молотова говорилось следующее: «Обращаюсь к Вам с просьбой: Чиано, Начальник его кабинета, вице-директор Политического департамента МИД, очень хотят получить хорошие экземпляры наших палехских коробок. Такие подарки нам очень помогают проводить через Министерство разнообразные, интересующие нас вопросы...». Все эти проблемы наиболее ярко были представлены в британском внешнеполитическом сообществе, которое 1930-1940-е годы оставалось, наверное, самым консервативным, аристократичным и клановым. То, какие это создавало проблемы в адаптации к новым задачам, хорошо прослеживается в книге A.Sampson «Anatomy of Britain» (London, 1962; русский перевод). В монографии В.М. Матвеева «Британская дипломатическая служба» (М., 1990) этому посвящена отдельная глава (С. 34-56). Аналогичные проблемы и процессы были характерны для «родственного» ведомству иностранных дел разведывательного сообщества (см.: Филби К. Моя тайная война. М.: Воениздат,1980. С. 67-84). Здесь есть несколько натянутая, но все же параллель с ситуацией в гитлеровской Германии - когда А. Гитлер избавляется от старых кадров в МИДе и рейхсвере. Хотя это можно считать и конфликтом между аристократическим прошлым и функционерами нового типа.

33. Сообщение ТАСС от 28 марта 1939 года. Цит. по: История дипломатии / Под ред. В.П. Потемкина. М., 1945. Т. 3. С. 675.

34. Parliamentary Debates. May 1939. P. 1829-1850. Цит. по: История дипломатии / Под ред. В.П. Потемкина. С. 677.

35. Интересно, что первой страной, признавшей «европейское приобретение» Италии - Албанию, стала Литва, оказавшаяся в схожей ситуации чуть позднее. Так, в письме от 1 августа 1939 года поверенный в делах Л.Б. Гельфанд сообщал: «Новый литовский посланник в Риме Лазорайтис вручил на днях здесь вверительные [орфография оригинала; такое написание встречается в переписке и других сотрудников НКИД. - А.М.] грамоты, в тексте которых указан титул не только императора Абиссинии, но и короля Албании. Литва, таким образом, оказалась первой европейской страной, фактически признавшей захват Албании». В постскриптуме Л.Б. Гельфанд добавляет: «Перед уходом диппочты аналогичные вверительные грамоты вручил и новый норвежский посланник» (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 10).

36. Наринский М.М., Филитов А.М. Советская внешняя политика в период Второй мировой войны: Курс лекций по истории международных отношений (1939-1945 гг.) / Отв. ред. А.В. Загорский. М.: МГИМО-Университет, 1999. С. 16.

37. «Выражение "косвенная агрессия" относится к действию, на которое какое-либо из указанных выше государств соглашается под угрозой силы со стороны другой державы или без такой угрозы и которое влечет за собой использование территорий и сил данного государства для агрессии против одной из договаривающихся сторон, - следовательно, влечет за собой утрату этим государством его независимости или нарушение его нейтралитета». Цит. по: Наринский М.М., Филитов А.М. Советская внешняя политика в период Второй мировой войны. С. 17.

38. Телеграмма полпреда СССР во Франции Я.З. Сурица в НКИД СССР, 7 июля 1939 года // ДВП. Т. XXII. Кн. 1. С. 529-530. Док. 415.

39. Там же.

40. Наринский М.М., Филитов А.М. Советская внешняя политика в период Второй мировой войны. С. 18.

41. Цит. по: М Наринский М.М., Филитов А.М. Советская внешняя политика в период Второй мировой войны. С. 20.

42. См. там же. С. 21

43. См. там же. С. 22.

44. Цит. по: Мир между войнами. Избранные документы по истории международных отношений 1910-х - 1940-х годов. С. 209.

45. Французская газета «Републик» от 24 августа 1939 года. Цит. по обзору прессы, присланному из советского полпредства во Франции (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 19. Д. 212. Л. 83).

46. Интервью К.Е. Ворошилова от 27 августа 1939 года. Цит. по: Мир между войнами. Избранные документы по истории международных отношений 1910-х - 1940-х годов. С. 212.

47. Таким красочным термином иногда называли комплекс зданий Лиги наций в Женеве, где сейчас располагается европейская штаб-квартира ООН.

48. Дневник полномочного представителя СССР в Великобритании И.М. Майского, 24 августа 1939 года // ДВП. Т. XXII. Кн. 1. С. 647. Док. 495.

49. Протокол № 477 (б) заседания секретариата ИККИ от 22 августа 1939 года. Присутствовали: тт. Готвальд, Димитров, Куусинен, Мануильский, Марти, Флорин // Архив Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории. Ф. 495. Оп. 18. Д. 1291. Л. 141-143.

50. Из дневника временного поверенного в делах СССР в Японии Н.И. Генералова, 22-25 августа 1939 года // ДВП. Т. ХХII. Кн. 1. С. 626. Док. 482.

51. Цит. по: Восточная Европа между Гитлером и Сталиным. 1939-1941 гг. / Отв. ред. В.К. Волков, Л.Я. Гибианский. Институт славяноведения РАН. М.: Индрик, 1999. С. 149.

52. Подробнее см. там же. С. 92.

53. Там же. С. 92-93.

54. Телеграмма полномочного представителя СССР в Польше Н.И. Шаронова в НКИД СССР 24 августа 1939 года // АВП РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 296. Д. 2046. Л. 241-242.

55. Переводчик и референт В.М. Молотова, а с 2 сентября 1939 года - 1-й секретарь полпредства СССР в Германии. Несмотря на молодость и формально невысокий пост, его знал и ценил И.В. Сталин.

56. Текст приказа был фактически письменной версией очередной бесноватой речи фюрера и не соответствовал параметрам военного приказа. Возможно, именно поэтому в основном тексте записки В.Н. Павлов не отразил начала войны - он просто не понял содержания переданного ему документа, а Г. Хильгер его не расшифровал. В приказе говорилось: «Польское государство отклонило мирное урегулирование соседских отношений, к которому я стремился. Вместо этого оно апеллировало к оружию...» и т.п. // АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 8. Л. 21. Если в этом приказе вместо слово «Польша» во всех обвинениях поставить слово «Германия», тогда бы этот текст полностью соответствовал истине.

57. Там же. Л. 20.

58. В документах 1930-х годов он часто называется «Гшибовским», что является неправильной транскрипцией польской орфографии. Именно такое написание присутствует в оригинале адреса ноты, врученной послу 17 сентября 1939 года.

59. Запись беседы зам. наркоминдела В.П. Потемкина с Послом Польши в СССР В.Гжибовским // ДВП. Т. XXII. Кн. 2. С. 94. Д. 596.

60. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 19. Д. 205 (лист не пронумерован. - A.M.).

61. ДВП. Т. XXII. Кн. 2. С. 96. Док. 598.

62. Восточная Европа между Гитлером и Сталиным. 1939-1941 гг. С. 189.

63. Там же.

64. Текст договора цит. по: Мир между войнами. Избранные документы по истории международных отношений 1910-х - 1940-х годов. С. 216.

65. ТАСС, служебный выпуск. «Речь Президента Латвии Ульманиса, произнесенная 12 октября 1939 г. г. Рига.» // АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 3. Д. 22. Л. 52.

66. Там же. Л. 56.

67. Там же. Л. 48.

68. Наринский М.М., Филитов А.М. Советская внешняя политика в период Второй мировой войны. С. 41.

69. Цит. по: Мир между войнами. Избранные документы по истории международных отношений 1910-х - 1940-х годов. С. 226.

70. АВП. Ф. 06. Оп. 1. П. 8. Д. 75. Л. 75-83.

71. Там же. Л. 12-13.

72. Там же. П. 1. Д. 214. Л. 1.

73. Из резолюции замнаркоминдел В.П. Потемкина от 13 июня 1939 года. Цит. по: Восточная Европа между Гитлером и Сталиным. 1939-1941 гг. С. 208.

74. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 15. Д. 158. Л. 121-134.

75. Там же. Ф. 059. Оп. 1. П. 294. Д. 2037. Л. 65.

76. мая 1939 года Полпредство СССР в Германии получило ноту германского МИДа, в которой говорилось, что в соответствии с указом «фюрера и рейхсканцлера» от 16 мая 1939 года «все внешние сношения протектората осуществляются Германской империей». ДВП. Т. ХХII. Кн. 1. С. 220. Док. 168. Там же. С. 226. Док. 174.

77. Письмо М.М. Литвинова в Прагу от 28 марта 1939 года. Цит. по: Восточная Европа между Гитлером и Сталиным. 1939-1941 гг. С. 208. Там же. С. 214. Там же. С. 212. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 1. П. 15. Д. 158. Л. 121-134. Как представляется, интересная и новая, хотя и спорная версия дополнительных мотиваций подписания советско-японского пакта приводится А.Д. Богатуровым в «Системной истории международных отношений». В первом томе на с. 400 автор пишет: «В апреле 1941 г. и даже позже Сталин не исключал возможности если не принципиального соглашения, то хотя бы частичного компромисса с Германией, который... обеспечил бы СССР отсрочку для подготовки к войне. Договор с Японией в этом смысле давал некоторые возможности. Москва пыталась политически обыграть факт заключения договора с Токио как свидетельство косвенного подключения к сотрудничеству на основе Тройственного пакта». Системная история международных отношений. 1918-2000. В 4-х т. Т. 1: События. 1918-1945 / Под ред. А.Д. Богатурова; Научно-образовательный форум по международным отношениям; Московский общественный научный фонд; Институт США и Канады РАН; Факультет мировой политики Государственного университета гуманитарных наук. М.: Московский рабочий, 2000. С. 392. Другое дело, что их участия ни Москва, ни Лондон с Парижем, ни, разумеется, Берлин не хотели. ДВП. Т. ХХIII. Кн. 1. С. 394-400. Док. 240. Беседа Генерального секретаря ЦК ВКП (б) И.В.Сталина с послом Великобритании в СССР Р.С. Криппсом в Кремле 3 июля 1940 г. Там же. Там же. Кн. 2. Ч. 2, С. 648-651. Док. 812.


Для цитирования:


Мальгин А.В. Советская внешняя политика и НКИД СССР в мае 1939 - июне 1941.: новая тактика или стратегический просчет? Вестник МГИМО-Университета. 2009;(4):143-165.

For citation:


Malgin A.V. The Soviet Foreign Policy and the People's Commissariat of Foreign Affairs in May 1939 - June 1941: New Tactics or a Strategic Miscalculation. MGIMO Review of International Relations. 2009;(4):143-165. (In Russ.)

Просмотров: 72


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2071-8160 (Print)
ISSN 2541-9099 (Online)